БPAT УЧИЛСЯ У БРАТА

Имя легендарного хоккеиста Александра Мальцева ассоциируется со словами «хоккей», «победа», «олимпийский чемпион». Но немногие знают, что в хоккей в конце 60-х — начале 70-х пришли сразу трое братьев Мальцевых: Александр, Сергей, Анатолий. Все начинали в «Олимпии», двое первых добились в составе нашей команды самых высоких результатов — стали чемпионами страны.

С Сергеем Мальцевым мы встретились в канун его полувекового юбилея. На торжество приезжал старший — Александр, его кумир и учитель. Собрались друзья-спортсмены, действующие и уже покинувшие большой спорт. И был вечер воспоминаний. Есть им что вспомнить — братьям и сестрам Мальцевым.
Если о месте рождения Александра Николаевича словари и энциклопедии пишут -, деревня Сетковцы, то Сергей называет — Кирово-Чепецк, а себя — восьмым ребенком в семье. С Сергеем нянчился Александр, с братом Анатолием — Виктор. Отец тогда работал на химзаводе, мать занималась домашним хозяйством.

По поводу прихода в хоккейную школу Сергей говорит:
- Поступил в детскую хоккейную школу поздновато, в детстве часто болел простудными заболеваниями. Поэтому вначале пошел в гимнастику, даже в танцевальном кружке занимался. И уже потом пришел в хоккей. Первый мой тренер — Александр Дмитриевич Кулябин. Из-за того, что еще неважно катался на коньках, он поставил меня в ворота. Так мы и стояли попеременно с Володей Мышкиным. Через два года, когда мне было уже десять лет, он перевел меня в полевые игроки.

Сегодня многие «олимпийцы» с благодарностью вспоминают прославленного тренера — Виталия Георгиевича Ерфилова. Он приехал в молодой город из ЦСКА, известен еще тем, что воспитал непробиваемого Владислава Третьяка. За шесть лет работы в «Олимпии» он поднял местный хоккей на другой профессиональный уровень. Виталий Георгиевич сам отбирал из «молодежки» лучших игроков и смело ставил их в состав команды мастеров. А выбирать было из кого: в 1970 году юношеская сборная «Олимпии» стала бронзовым призером СССР, пропустив вперед лишь «Трактор» и «Спартак». Тогда всю пятерку (Вахрушев, Дубовцев, Мальцев, Зеленеев и Логинов) Ерфилов «командировал» в Москву — юношескую сборную страны. К сожалению, предстоящий чемпионат Европы Сергей провел в Москве на больничной койке. Накануне он участвовал в матче первенства страны в Ленинграде и получил серьезную травму глаза. Вопрос стоял вообще о дальнейшем пребывании Мальцева в этом жестком виде спорта.

- После восстановления Александр пригласил меня в московское «Динамо» — как раз подоспело время служить. Это был 1972-й год. И до 1975 года я играл за «Динамо». Конечно, было психологически нелегко: из провинциальной «молодежки» почти сразу попасть в такую именитую команду. Да, мне очень хотелось походить на своего брата, так же забивать шайбы, и я очень старался. Ведь он был моим кумиром. И еще Валерий Харламов. Мы все втроем дружили… Интересно: Александр был свидетелем у него на свадьбе, а потом Валерий — у Александра.

- Доводилось ли вам играть в одной тройке с братом?
- Доводилось. Однажды в матче с Воскресенским «Химиком» мы выходили вместе. Тогда я даже забил гол и был очень рад. После; службы в армии я некоторое время играл в саратовском «Кристалле», потом вернулся в Кирово-Чепецк. Но опять постигла неудача: в играх на Кубок им. С.М.Кирова сломал ногу — и вновь сезон выпал. Заканчивал спортивную карьеру в Караганде, в местном «Строителе» (тогда стали чемпионами страны, перешли в первую лигу). А в составе «Динамо» мы были и серебряными, и бронзовыми призерами СССР.

Сергей Николаевич считает старшего брата хоккеистом от Бога. Подражать ему было очень трудно. Хотя младший брат стремился всячески. Для того, чтобы отработать знаменитый мальцевский кистевой бросок, специально приобретал всевозможные эспандеры, использовал другие приспособления. «Кое-что получалось, — не без улыбки рассказывает Сергей — но талант скопировать невозможно».

- А как имя Александра Мальцева влияло на ваше пребывание в других командах: помогало или мешало?
- Сказать односложно нельзя. Всякий раз, когда я переходил в другой клуб, ко мне было особое внимание. То есть требования предъявляли строже, чем к другим новичкам, ждали от меня результатов с первых матчей. И приходилось выкладываться на полную катушку. Так или иначе, Александр Николаевич все годы, пока я был в хоккее, держал меня в поле зрения. Насчет учебы (он же не многословен) чаще всего говорил: смотри и учись.

В одном Сергею Николаевичу все же удалось в какой-то мере сравняться с братом: он также легко сходился на площадке с другими игроками — в тройках, пятерках. Старший Мальцев поставил в этом деле мировой рекорд: на его счету 86 сочетаний (!), и по этому показателю двукратный олимпийский чемпион должен попасть в книгу рекордов Гиннеса.

А Сергей Николаевич в 1982 году ушел из большого хоккея. Вернее, из полевых игроков. Одна из причин — семья. Тогда он уехал в Краснодарский край — на родину жены. Продолжал тренироваться, благо там был искусственный лед. Потом он вернулся на свою родину. И в последнее время работает в клубе, носящем имя его брата, генеральным менеджером. То есть от него в определенной мере зависит, кто будет представлять «Олимпию» в очередном сезоне. Но, как признался Сергей Николаевич, в хоккее сегодня решающее значение имеют деньги. Большие деньги. Поэтому многое зависит от политики попечительского совета. Однако сам С.Н.Мальцев, его одноклубники намерены вернуть большой хоккей в родной город.

Николай Сластников.
А.Н. Мальцеву
Среди отчаянных мальчишек,
Среди чепецких забияк
Хоккей дарил не меньше шишек
Тебе, чем пыл дворовых драк.
Но вдохновенно и упрямо
Вновь поднимался ты на лед,
Твердя порой: «Не бойся, мама,
Я выдержу — все заживет».
Сумел не скурвиться, не спиться.
Такой простор — играй, твори!
Заговорила вся столица
Про «ноги умные» твои.
Пусть было зависти немало,
Но сразу стал для всех ты свой,
И путь к Олимпу указала
Тебе «Олимпия» прямой.
Ты рвался, нервов не жалея,
На каждый матч, как в новый бой, -
«Есенин русского хоккея»,
Но со счастливою судьбой.
Хотя бывало тоже всяко
С твоей открытою душой:
И подлые удары в драках,
И злые сплетни за спиной.
Но все ж на гребне главной бури
Ведь с легкой мальцевской руки
Скандировали дружно — «Шурик!»
На всю Канаду земляки.
Да что там шведы, финны, немцы,
Коль так тонка удачи нить…
Мы не успели наглядеться,
Зато сумели оценить.
Мы помним, и не без печали,
Стесняясь часто нужных слов,
Твои спортивные медали
И блеск высоких орденов.
Нет-нет да и вздохнем украдкой
Над тем, чего вернуть нельзя,
И вспомним вдруг, что звали «Вяткой»
Есенина его друзья.
А ты же, Саша, наш по праву!
Ты не боишься расплескать
И ту есенинскую славу,
И эту мальцевскую стать.
Замрет в болельщицкой остуде
Над старой пленкою страна:
«Смотри, какие были люди!
Какие были времена!»
Валерий Фокин

Comments

1 2 3 4 5